Кризис? Он самый

Кризис вообще-то не совсем то, что мы под этим словом имеем в виду. Потому что кризис — это необходимая составляющая развития. Во всяком случае так его рассматривает психология со времен Льва Семеновича Выготского: кризис — это когда ребенок созрел до нового уровня самостоятельности, но родители в этом сомневаются. Да и сам он хочет быть не самостоятельным даже, а свободным, но так, чтобы родители за него как и прежде все делали. Вот и возникает критика с обеих сторон — ребенок, к примеру, требует, чтобы ему дали право гулять самому, а родители ставят условием его ответственное отношение к контролю времени — чтобы и уроки были сделаны, и не заполночь возвращался.
И пока он к своим правам не добавит свои же обязанности, кризис не разрешится. Ну а когда добавит — все, новая степень самостоятельности достигнута.

Не есть ли теперешний глобальный кризис таким же детским? Мы хотим свободы, но не хотим ответственности — пусть ее несет кто-то за нас. Мы хотим жить, но не хотим избавляться от убийственных привычек — переедания, выпивки, курения. Мы ратуем за экологию, но имеем личные автомобили и мешками выбрасываем на помойку и не отходы даже, а испортившиеся продукты (значит, их берем явно больше, чем нужно) и все другое, что не пригодилось или надоело. Мы говорим о социальном договоре, а трактуем его исключительно как то, что мне все должны, а я имею права.

Вот потому природа, сомневаясь в нашей зрелости, выставляет нам условия: хотите дышать свободно, без ИВЛ? Кончайте отравлять воздух — табачным дымом, перегаром, бензиновыми выхлопами, помоечными газами. Направьте силы на предотвращение пожаров — что городских, что лесных. Сажайте деревья, кусты, траву, цветы. Ухаживайте за ними сами, не тратя деньги на приезжих садовников. Прекращайте пичкать и себя, и все, что выращиваете себе в пищу, антибиотиками, гормонами, стимуляторами. Не создавайте переизбыток в погоне за новизной, при которой куча ранее приобретенных вещей — от одежды до компьютера — выбрасывается, не успевая поработать на вас.

И кризис точно завершится, если мы примем эти условия как абсолютную для себя необходимость. Как необходимость нашу собственную, а не как размен фигурами — так уж и быть, деваться некуда, вынуждены подчиниться. Но когда родитель расслабится, тогда возьмем свое.

Не возьмём. Пока мечтаем только о том, чтобы у нас все было, а нам за это ничего не было.

Не вдруг подумалось

Не вдруг подумалось: можно вводить любые ограничительные меры. Но подействуют ли они или нет — зависит исключительно от тех, для кого (и ради кого) эти меры вводятся. И тут действительно перепутье — по китайскому или европейскому сценарию мы это повернем. Заметьте, мы сами. Если мы сможем стать дисциплинированы и ответственны — значит, получится как у тайваньцев и корейцев. Если вместо карантина, мягко названного каникулами, и общей уже самоизоляции начнем устраивать пикники, атаковать гостиницы теперь уже на наших курортах, собираться на литургии с крестным ходом — сами запустим итало-испанский сценарий. И если правительство следующим шагом будет вынуждено вводить карантин с уже обязательным комендантским часом, патрулями и кпп на вьездах-выездах каждого населенного пункта, контролем жесткого регламента выхода в магазин и аптеку, то это будет означать, что мы сами все это себе выбрали. Своей безалаберностью, верой в авось, идеей — пусть дураки строятся, а я умный, проскочу.

Очень надеемся на обращение патриарха к пастве. И готовимся, как и все, к грядущему празднику, однозначно решив участвовать в службе дома. Благо трансляции литургии идут на большом экране в отличном качестве.

О прогнозах по-дилетантски

Подумалось вдруг, что негативные прогнозы экономистов имеют и оборотную сторону. Ведь по сути о чем эти прогнозы? О том, что мы будем жить хуже, чем жили до этого: упадет уровень доходов, кто-то разорится, кто-то теперь будет зарабатывать меньше, следовательно, не купит новый автомобиль, не потянет привычный отдых за границей и вынужден будет прозябать на даче. Кому-то придется отложить свадьбу — нет денег на белый лимузин, обязательный умопомрачительный наряд невесты, загородный ресторан на пятьсот человек и круизный лайнер.

Ну и далее по списку.

А в чем же тут позитив? Очень просто — те, кто заранее страдает от того, что теперь у него всего этого не будет, совершенно не думают о том, что ведь самое главное — они будут живы.

Парадокс — давние эпидемии, резко уменьшавшие количество оставшихся в живых, делали этих оставшихся богаче, а не беднее. Ведь того же продовольствия становилось на количество едоков неизмеримо больше, товаров — тоже. А существовавшие тогда профессии приносили больший доход каждому работнику, ведь спрос на него и на то, что он делал, возрастал неизмеримо.

А тут нам говорят — ваши доходы упадут, вы разоритесь, потому что ваш труд никому не нужен! Значит, количество производителей и потребителей останется тем же, только вот в силу обстоятельств не получится пользоваться какое-то время ставшими привычными излишествами. А, значит, если это называется рецессией, то существовавшая до сегодняшнего дня мировая экономика была построена на излишествах?

Понятно, что профессионалы в этой сфере скажут, что эти размышления примитивны — вы врачи, вот и рассуждайте здесь о своем, о вирусном — все намного сложнее и запутаннее и только профессионал- экономист — политолог может в этом разбираться. Но нам и не надо сложнее. Нам надо как можно проще. Чтобы не отвлекаться на пугающие известия, сулящие откладывание покупки вожделенного загородного дома, необходимость довольствоваться старой моделью ноутбука, закрытие сети любимых кофеен. Как-нибудь без этого обойдемся. Есть пища, есть вода, есть воздух, есть жилье. Важно не то, что будет кризис или там рецессия. Важно то, что будем мы сами.

Самое время для диеты

Диета — δίαιτα — это вообще-то уклад и образ жизни, а не только подобранная по якобы правильному калоражу еда (докторская колбаса была лечебной для голодных 20-х столетие назад, но для сытых наших — вредное излишество). Ну и самое время уклад этот подвергнуть тщательному осмотру.

Начиная все с того же питания. В ожидании (солнца, чуда, того — подсказывает услужливо предиктив) хорошо бы разгрузить системы удаления токсинов. А для этого снизить потребление животных жиров и белка, отдав предпочтение нежирной говядине и птице (и рыбе любой жирности). Также есть смысл отказаться от выпечки — даже на растительных маслах без маргарина и пальмового эти самые растительные масла при термообработке перестают быть полезными.
Понятно, что диетическое молочное — это молочнокислые продукты с невысокой жирностью. А вот в сыре не только повышается жирность при росте его твердости, но он также является гистаминлибератором, т.е. усиливает аллергические реакции. Так же — увы — как и шоколад.

Кефир и йогурт, кстати, полезны наличием в них молочнокислых бактерий, которые естественным образом повышают так необходимый нам иммунитет. Этим же хороша и квашеная капуста.

Вообще клетчатка, которая содержится в любой капусте (да, и в морской тоже), репе, тыкве, салатах, огурцах, свекле, отрубях, фруктах, помогает своевременному удалению токсинов через кишечник.
А сейчас как никогда важно, чтобы стул был регулярным и без проблем. Поэтому стабильная врачебная рекомендация — 5 порций овощей и фруктов, содержащих клетчатку, в день (порция — это примерно то, сколько продукта умещается в ладони: по-русски — пригоршня).

Ну и главный диетпродукт — вода. Из фильтра, бутилированная, минеральная — неважно. Главное — несладкая. И не менее половины суточной дозы всей получаемой нами жидкости (мы давным-давно писали, сколько нужно, но чтобы не искать по сайту, повторяем: суточная доза — 30мл на кг веса). Тогда и со стулом порядок, и печени с почками будет легче, и кровь станет более текучей, что немаловажно для ее транспортной функции.

С питанием в целом разобрались. Остается дело за малым — режим.

Первое и самое важное — высыпаться. У каждого, конечно, свое представление о необходимой личной норме, но есть общие правила. Наиболее продуктивен сон до полуночи, поэтому любое укладывание после оной не компенсируется поздним подъемом. Наоборот, поздний подъем провоцирует долгое вхождение в активное состояние, которое снова сдвигается до поздней ночи. Но по абсолютно общим для всех циркадным ритмам мозг ночью призван восстанавливать внутренние органы, а не отвлекаться на просмотр кино.

Дневной сон тоже не возбраняется, если он не более получаса. Необходимость в более долгом свидетельствует о некачественном ночном — попробуйте разобраться все же с ним.

Что касается нагрузок — они должны перемежаться: любая интеллектуальная иметь двигательные паузы (если нет фитнес-трекера с его подсказками, то можно настроить тот же календарь телефона на 15-тиминутную подвижность каждый час). Любителям же интенсивных физических тренировок есть смысл снизить пока привычный их темп и объем — ведь известно, что рост мышц и их выносливости происходит исключительно как компенсация их распада во время тренинга. В период такой нагрузки организм истощается (иначе ему не нужна была гиперкомпенсация в виде растущих про запас мышц). А истощение — оно сразу всякое — и мышечное, и нервное, и иммунное. Для привычки сильно нагружаться сейчас не самое лучшее время. Поэтому есть смысл подумать об организации частых и коротких мини-тренингов в течение всего дня с обязательным отдыхом сразу после них.

Обеспечение должной циркуляции воздуха — иначе — режима проветривания — вроде и так понятно. Нюанс в том, что наиболее комфортная температура воздуха в помещении для нормального функционирования обмена веществ — это 19-20 градусов. Если больше — надо снижать. Если не привыкли и чувствуете, что холодно — одевайтесь потеплее. Сидеть же целый день в кажущемся комфортным перегретом помещении, выходя на свежий воздух на час-полтора — логика довольно сомнительная.

Диета психологическая — про нее мы тоже говорили. Есть смысл напомнить, что ограничение потребления текущей информации только самой информацией, а не многочисленными комментариями, старающимися перещеголять друг друга интенсивностью воздействия на наше душевное равновесие — важная составляющая нашего нынешнего санаторно-курортного периода. То же можно сказать и о всяческих социальных сетях. Если их просмотр не вызывает у нас улыбки с первых постов — смело отключаем уведомления до лучших (для них) времен. А еще лучше — нажать кнопочку «отписаться». И так же относимся к телефонным разговорам: успокоить встревоженного человека — одно, а заразиться от желающего встревожить нас, чтобы ему не было скучно бояться одному — совсем другое. Лучше сразу послать такого человека на… сайты, транслирующие концерты, спектакли, фильмы, лекции. И такие же сайты как раз самое время искать, когда неудержимо потянет к смартфону. А потом поделиться — хороший повод таким образом напомнить о себе, о том, что мы своих не забываем и делимся с ними интересностями, а не пугалками.

Ведь хорошее кино или концерт для всей семьи — это как и всегда хорошее событие. Так пусть их будет предостаточно. Чтобы мы все-таки жили, а не выживали.

Страх-это не страшно

Страшно другое — прятать свой страх от самого себя. Ведь он при этом никуда не девается, а, наоборот, начинает накручивать на себя все пугающее без нашего сознательного участия. Нарастая как снежный ком и прорываясь — в тревожном голосе при разговоре, в снах, которые могут и не запоминаться даже, но создавать не самое лучшее настроение с утра пораньше. Именно вытесняемый страх заставляет вслушиваться в известия по радио, отвлекаться раз за разом на новостные ленты (при этом прекрасно зная, что новости всегда только плохие, ну или во всяком случае — именно про такие нам спешат сообщить).

Зачем он это делает? Все просто — раз мы его вытеснили, значит, не уважаем. Вот он и набирает себе очков, чтобы мы уже так просто отмахиваться от него не смогли. Вот он и наращивает свой потенциал, пока мы стараемся от него отвлечься. И наступает момент, когда страх пропитывает все наше существо так, что ни делом заняться, ни кино посмотреть — все приковано к тому, что мы назначили причиной нашей сегодняшней тревоги. Естественно, вне себя.

А страх- он внутри. Как базовое, жизненно важное свойство, не позволяющее делать глупости, грозящие жизни и здоровью. Это именно он не пускает нас садиться за руль после хорошей дозы алкоголя. И заставляет мыть руки после туалета и перед едой. Или останавливает нас на пешеходном переходе, когда включен красный свет. Да много еще чего он делает для нас такого, чего мы даже и не замечаем. Или замечаем, но объясняем здравым смыслом.

А сам этот здравый смысл является просто продолжением нашего страха. Ведь человек развил интеллект, будучи самым слабовооруженным животным — ни когтей, ни клыков, ни яда. И интеллект — единственное оружие человека — создал все другие виды оружия, существенно превосходящие природные.

Но интеллект — это не прерогатива отдельного человека. Это вещь всеобщая, коллективная. Передающаяся в виде речи и опосредованная речью. Каждый из нас — индивидуальный носитель, приемник и передатчик этого всеобщего качества. Закрепленного в поколениях как самый удачный способ кооперации перед внешней угрозой. Активизирующий индивидуальных носителей на сплоченность в борьбе с этой угрозой. Активизирующий речевой информацией для создания из разрозненных людей единого отряда, подчиняющегося единым правилам и приказам. Наиболее эффективного в таких ситуациях. И в состоянии такого единства страх… утихает. Не исчезает совсем, остается, но уже не парализует (как суриката) и не вынуждает метаться (как курицу). Страх, помноженный на всеобщее согласие, порождает уверенность. Уверенность прорыва, уверенность в победе. Даже при том, что не все, идущие в бой, из него вернутся.

Поэтому сейчас, как никогда, объединение индивидуальных страхов в единый — не пугающий, а поддерживающий друг друга — крайне важно. Чтобы информация, которую мы все передаем по сетям, не разделяла нас, боящихся и скрывающих от себя и других свой страх, поэтому пугающая даже при самом жизнеутверждающем комментарии. А объединяла честно признающихся в своем общем страхе — чего уж мелочиться — перед угрозой смерти себя, своих родных, близких, любимых, друзей.

Этого бояться не стыдно. И говорить об этом — не страшно.
Страшно молчать об этом и бояться в одиночку.