Архив рубрики: Блог

Помимо цельных текстов, существуют тысяча и одна мысль, цепляясь за которые возможно сформировать диалог. Включайтесь!

Верю — не верю

Известно: нет людей неверующих. Даже не верящие в бога верят, что его нет. Но кроме того, они верят не только в отсутствие бога, но и в наличие: эволюции, прогресса, развития, большого взрыва — да мало ли чего еще.

То есть вера — это несомненное свойство каждого. А во что каждый верит — это уже совершенно индивидуально.

Но в основе любой веры каждого есть то, что общее у всех: вера в то, что именно я — пуп земли. И я всегда и во всем прав. Все, что я думаю, говорю, делаю — это всегда гениально, шедеврально, умно, замечательно. Даже если другим это не нравится — ну потому, что они идиоты и им не понять.

И вот семь с половиной миллиардов правых, каждый по -своему, как-то умудряются сосуществовать. Не впрямую убивая несогласных (хотя, если совсем руки чешутся, всегда есть, где развернуться). А просто — плюя на всех, кроме себя самого.

И теперешнее — то, что взяли и обозвали никого не испугавшим словом «пандемия» — лучшее тому доказательство.

Уважение — это сказка

Уважение — это сказка. А быль — боится — значит, уважает. Ну а к боится обязательно приклеено ненавидит. И такое уважение рано или поздно найдет, в какое место уязвить уважаемого. Поэтому тому, кто вызывает страх и ненависть (то бишь, уважение), просто необходимо следить за тем, чтобы не давать себе хоть легкую, но слабину, куда уважающие тут же впрыснут свой яд, который у них всегда наготове.

Ведь недаром и увага — внимание, и важный — значительный, имеющий вес — они про мое отношение — я не могу не быть внимательным, не могу не замечать, я должен быть собранным, напряженным, настороже. Но такое состояние необходимо в опасности, при угрозе моему существованию. Значит, во время страха. А источник страха — потенциальной смерти — необходимо уничтожить, чтобы продолжать жить.

Можно отойти на относительно безопасную дистанцию — чтобы обязательно увидеть, когда уважаемый вздумает приближаться. Можно обмануть себя — но не его — убежав подальше, чтобы он стал незаметен — с глаз долой — с сердца вон (вот тогда-то он обойдет незаметно и отобедает). Но надежнее всего улучить момент и оглушить уважаемого самому — ведь только тогда источник страха действительно исчезнет.

Этот источник. С другими все точно так же: имеешь их в виду, подавляя желание убить — и их, и страх. А такое подавление — это накапливание ненависти. Необходимое, чтобы сделать это обязательно в удобный момент.

Вот такой пердимонокль. И не надо никого обманывать красивыми оборотами речи. Хотя они как раз для этого и изобретены. А по-настоящему уважаемый словам не верит. Потому что страх и ненависть — это не слова, а чувства, испытываемые всем существом. Им, кстати, не меньше. А наверняка даже больше, чем другим.

Нужен ли человеку собеседник?

Или ему требуется лишь кто-то, кто будет хоть как-то реагировать на его присутствие? Тогда никакой разницы между психотерапевтом и корги, валяющимся под боком на диване, нет. Корги даже более профессионален — молчит, разрешает себя гладить, не лезет со своими умопостроениями. И всегда под рукой — когда нужен, а не когда пипикнет напоминалка о визите.

Да, корги — или же кот — сейчас актуальнее всего. Потому что людям совсем неинтересно чужое, пусть даже профессиональное, мнение. Им интересны только они сами. Причем, не такие, какими они видятся со стороны. А такие, какими они воспринимают себя сами: снежинка-балерина невзирая на 80кило, чуткий и ранимый нарцисс-подарок, которому неблагодарные свиньи не поют дифирамбы за его наличие, гениальный программер, считающий ниже своего достоинства идти работать — пенсии престарелой матери хватает. И упаси господи им намекнуть на то, что не надо жрать, а надо двигаться, есть смысл присмотреться к другим, ну а тем более — попробовать почувствовать, как тяжело больной маме. Их все это совершенно не интересует.Да, кстати. Корги не конкуренты психологов — их ведь тоже не только гладить можно, а еще надо кормить, выгуливать и мыть. Так что на очереди — айроботы с мягким, теплым покрытием, вибрирующим в ответ на поглаживание. Не нужен — полы себе чистит, нужен — ползи сюда.

Почитаем?

Читать можно по-разному. Кто-то читает, чтобы ознакомиться и быть в тренде. Кто-то — чтобы получить информацию. Кто-то — чтобы нырнуть с головой в несвою жизнь, вынырнув хоть на время из собственной.

И все эти чтения предполагают, что по прочтении читавший об этом хоть с кем-то поделится.

И тут тоже по-разному: для блистания эрудицией, для поделиться интересным с другом, для обсуждения в конце-концов.

И это, пожалуй, самое важное. Даже не обсуждение как таковое, а наличие того, перед кем можно высказать свое мнение о прочитанном без страха быть осмеянным, оспоренным, обезразличенным.


Ведь если книга цепляет, то цепляет она за что-то глубокое, что даже и не в книге, а в самом читающем. Ведь зацепить может не обязательно признанная классика, но также и мягкообложечное бульварное чтиво, и комикс. Цепляют, потому что есть, за что цеплять.

Так что не надо отмахиваться от ребенка, с жаром рассказывающего про мангу или марвеловские миры. То, что его захватило — в нем самом. А мы можем — если, конечно, нам интересно — понять, что же в нем такое есть, что откликнулось на казалось бы поверхностный сюжетец.

Поймем, наверное. Если у нас самих осталось, за что цеплять.

Направления в психотерапии

Не существует универсальных направлений психотерапии. Как и не может существовать людей, полностью подпадающих под описание этих направлений. Существует только одно правило: чем больше человек соответствует какому-то психологическому «портрету», тем более он нездоров.И наоборот: если он, практически уже понятный и понятый, вдруг разворачивается еще какой-то, совершенно «нелогичной» стороной, то это значит, что он не просто более здоров. Это еще значит, что не очень-то здоров его консультант, если он вместо облегчения и радости на такой поворот событий чувствует разочарование и растерянность. Продолжая упорно настаивать на абсолютной правильности и объективной универсальности своей профессиональной позиции. Может, ему самому пора на терапию? Но только не у коллеги по цеху, а у психотерапевта совсем отличного от его направления? Ведь такая однонаправленность сама по себе есть разновидность невротической защиты. А как невротик, отказывающийся понимать, что он таковой, может помочь другому? Который и пришел, потому что хотя бы признался себе в этом?