Про новую старую медицину

История помощи людям при их хворях и травмах, по идее, соответствует истории существования человечества. Мне не по себе (т.е. болит и неможется — нет сил делать, что и обычно – обращаюсь к тому, кто ведает, что со мной стряслось, какую лихоманку какой ворог на меня наслал и что с этим делать, чтобы вернуть себе ощущение, что со мной все в порядке. Вернуть себе ощущение отсутствия неприятных ощущений. Хочу не отвлекаться на себя, а все внимание и силы направлять на дела — на то, что вне меня. Процесс вполне технический: сдать себя в ремонт, чтобы самому не заботиться об уровне масла, охлаждайке и тормозных колодках. На текущие изменения – уровень сахара и бензина – есть внешний датчик, расположенный ближе к организму: мама, я проголодался или замёрз? Все остальные параметры находятся в перманентном состоянии более-менее близком к компенсации. Пока не горит маслёнка или Джеки Чан (check engine) – всё путем, едем дальше, как привыкли.


Мы не понимаем степень изношенности тел позвонков или суппортов, пока не заклинит спину болью или не услышим визга при нажатии на педаль тормоза.
Зачем нужна такая жесткая система отсечки лишних сигналов? Затем, чтобы человек не проводил 90% времени «под капотом», каждую секунду ощущая износ, старение, импотенцию, деградацию и маразм. Таким образом, помимо персональной особенности по сованию везде своего длинного носа (меняют летнюю резину на зимнюю – а что там с колодками и протектором?), включаются также социальные условия: могу ли я позволить себе ходить «по врачам» каждые полгода? Могу ли я приобрести сертификат (ДМС?) для регулярного отцеживания на анализ разных биологических жидкостей и твердостей (а также просвечивание, облучение и промагничивание) на предмет отклонений, а также на получение квалифицированных рецензий на все результаты с дальнейшим назначением биокорректоров, далее повторить? Тут вступают в дело разные социоэкономические модели «управления здоровьем». Сжимаешься и ищешь оптимум. Хочешь определить себя среднестатистическим мужчино-женщино-неопределенным созданием 45-95 кг 25-75 лет? Добро пожаловать в лоно доказательной медицины, которая демонстрирует практические результаты качественных мультицентровых рандомизированных исследований по когортным жестким параметрам. Шаг вправо, шаг влево – всё, ты не вписываешься в регламент, не подошел.


Отличный способ определить эффективность методик на всех сразу и ни на ком в отдельности. Зато очень удобно и логично в юридическом плане, в рекомендациях национального характера: мне нет дела, кто ты, какого пола, расы, возраста и региона проживания, делай то, что помогает всем этим чаще, чем всем остальным.
Проблемы и вопросы начинаются ровно у тех «жалких» 5 (30? 50?)%, которым, согласно рандомизированным многоцентровым ослеплённым плацебо-контролируемым исследованиям, эти назначения не помогают.
На больших когортах эти 5% могут составлять сотни тысяч, миллионы и даже десятки миллионов вполне конкретных живых ещё людей. И чем масштабнее клинические испытания, тем больше вопросов и слухов актуализируется – взять ту же проблему вакцин против COVID-19.


Второй вариант – так называемый индивидуальный подход. Он заключается в попытке получить максимально подробные стандартизированные данные от пациента (или клиента?). Сегодня это преподносится в качестве элемента «интегративной медицины», базирующейся, например, на кодируемой части генома с поиском аллельных вариантов с определенной статистической детерминантой хронических заболеваний (в первую очередь, естественно, наиболее стигматизирующих – например, онкологических). Что даст вам отличную пищу для размышлений: при вашем «наборе» генетики в 32,5% у вас возможно развитие рака молочной железы или колоректального рака. Что делать с этим набором информации с точки зрения системы здравоохранения – более-менее понятно: эту группу будем активнее гонять на маммографию и ректороманоскопию. С точки зрения конкретного человека возникают вопросы: у меня есть эта информация, но я не знаю, что с ней практически делать. Вплоть до решений формата «Да отрежьте мне уже эту грудь и поставьте импланты! Сил больше нет об этом всём думать».


Ну и, конечно, наиболее спекулятивной является информация, которую сам человек понять не может в силу того же образования. У меня антитела к антигенам гельминтов. У меня низкий уровень кадмия. У меня есть ТТГ. Дефицит глюкозо-6-фосфат дегидрогеназы. Что мне делать?! И тут разворачивается целое поле битвы, театр военных действий с самим собой и собственным временем, деньгами – из-за полученной информации, которая – парадокс! – так и не стала знанием.


И никакого отношения к здоровью всё это не имело, не имеет и иметь не может: здоровье это то, что кому-то зачем-то нужно. Чтобы делать что-то в реальной жизни, а не на бланках анализов, выписок и заключений.


А значит, чтобы найти здоровье, нужно понимать, зачем оно нужно и что от него хотим и ожидаем. Поэтому и ищем вместе – сначала. А уже потом – направления, осмотры, анализы, назначения, коррекция назначений, оценка эффективности.
Если вдруг сразу не полегчает от того, что кто-то взял на себя окаянство видеть меня, какой я есть, а не какой почему-то должен (для чего и для кого?) быть. Полегчает, потому что, оказывается, я имею право на такую жизнь, которой я хочу жить, а не какой жить мне кем-то положено. Ну да, я чему-то не соответствую и на что-то не способен. Но способен же я на то, как я жил до всех этих правильностей и здоровостей? Может, ну их тогда? А доктор пусть будет такой, что по честноку скажет: вот это вот вполне, а вот тут явно уже перебор. И не отменит всю предыдущую жизнь, заставляя жить правильно, но не по-моему. А только лишь здесь поможет чуточку сбавить скорости, а тут — наоборот, подбавить. И вернемся тогда к нормальному медицинскому принципу (а не теперешнему — техническому): medicus curat, natura sanat (врач сопровождает, природа исцеляет)?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.