За пределами компетенции специалиста

Довольно часто встречается такая картина. На консультацию приводят ребенка, который учится не так, как хотят родители и педагоги. Приводят с целью найти и изничтожить «болячку», мешающую чаду иметь желаемые оценки.  А такой болячки нет!  Это заставляет задуматься: в чем же тогда причина? Все, вроде бы, стараются, прилагают максимум усилий – знаний, времени, денег, нервов – а ребенку всё это как-то не в прок.

Нет, конечно, если очень постараться, то можно найти какие-нибудь отклонения электрической активности мозга, несовершенство психомоторной координации, погрешности в диететике, режиме, нагрузках, из-за которых растущему мозгу не достает питания. И все тогда облегченно вздохнут: понятно, дело  пусть хоть в самой минимальной, но всё-таки мозговой дисфункции! Значит, родители не виноваты, учителя не виноваты, ребенок не виноват – виноваты врачи, которые с рождения говорили, что всё в порядке, а потом оказалось, что лечить это надо было ещё задолго до. Ну, значит, будем лечить сейчас! Но чтобы сразу – с первой таблетки – и в Нобелевские лауреаты!

Не будем никого обвинять. И оправдывать не будем. Так же, как и следовать современному постулату здравоохранения – «нет людей здоровых, есть недообследованные». А попробуем посмотреть на ситуацию из-за пределов чисто утилитарного и – чего греха таить – удобного для всех сторон принципа назначения ответственных за.

Начнем с простого вроде, тривиального даже вопроса: что требуется, чтобы ребенка чему-то научить? В первую очередь должен быть тот, кто обладает знаниями, каких у ребенка нет. Чтобы ему было, у кого учиться. Этот «кто-то» — не обязательно учитель. Нет, неверно. Он учитель, но не педагог. Может ли педагогом быть собака, чьему лаю ребенок подражает? Или – дождь, от которого та же собака прячется, показывая ребенку пример, как не промокнуть? Или курящие кругом взрослые? Они – не педагоги, но они – учат.

Почему так происходит? А потому, что в природе ребенка (любого рода, вида, отряда) заложено учиться. Если не заложено –  долго он не протянет. Учиться — одно из проявлений инстинкта самосохранения. А он «говорит»: «Перенимай у тех, кто взрослее тебя, здоровее тебя, умнее тебя, умелее тебя. Видишь, они выросли – и не погибли. Значит, надо на них походить, чтобы в живых остаться».

С животными понятно – они учатся, подражая. У ребенка подражание тоже очень сильно. Оно заставляет его «курить» шариковую ручку, если взрослые кругом дымят как паровозы. И цапать сотовый в редкие минуты, когда он не у маминого уха. Для ребенка это (включая и вредные привычки) – признаки взрослости. К которой надо стремиться, чтобы выжить.

Педагогика инстинкт осознанно использует. Чтобы научить тому, что считает нужным. Уже не для выживания — для вживления. Культуры в ребенка и его в культуру.

А культуру человек производит из природы. Сталь из руды, бензин из нефти, речь из дыхания, человека из примата. Не будет производить – все одичает, вернется к первозданному состоянию:  яблоки станут кислыми, груши – горькими, дороги зарастут лесами, выжившие животные озвереют. Поэтому человек непрерывно производит всё заново, культуру поддерживая. Не станет культуры – не станет человека.

Педагогика и занимается тем, чтобы производить новых производителей культуры. Задача для человечества крайне важная. И трудная. Потому что главное – научить тому, что природе не нужно. А местами и вообще губительно! Научили с детского сада опрятности  — создали еще одно поколение истребителей лесов на туалетную бумагу (оспорьте меня – ведь не зря на рулонах гордая надпись: «не содержит макулатуры»?), воды на синтетику, животных и растений – на еду, обувь и одежду, недр – на топливо. И хотя педагогика вроде учит к природе бережному отношению, на самом деле речь идет лишь о том, что человек – хозяин отнюдь не беспредельной кладовки, запасы из которой он должен по-умному расходовать.

Ну а трудность педагогики всегда в том, что ребенку надо привить интерес к учёбе. И чтобы не задавался вопросом: пригодится ли когда-нибудь то, чему он учится. Потому что  этот ставит в тупик взрослых людей, которые давно отучились. Ну ладно, чтение, письмо, счет. Потом – родной язык и какой-то другой для всякого общения (причем – именно для общения, а не для жалких попыток чтения классиков середины девятнадцатого века, малопонятных для современных носителей языка). Основные вехи истории человечества и своего народа, его природа и география. Ну конечно же, принципы мироздания, каким мы его сейчас понимаем. А дальше? Зачем география морей по карте, если ребенок пролетел – проехал – прошлёпал  с родителями больше, чем тот, кто заставляет зубрить совсем некурортные названия «Колыма» и «Парана»? А тем более – знакомые, можно сказать, родные – «Хургада» или  «Кемер»?

Или геометрия. Заниматься вручную три года тем, что плоттер делает в десять минут? Тем более, что геометрия – это и не геометрия вовсе, а самая настоящая папирометрия: не на земле же ребенок расстояние высчитывает, не рулеткой, нивелиром и линейкой, а циркулем, транспортиром, угольником на листочке такой формы и гладкости, какой в природе не увидишь.

Получается, что чем дальше, тем дальше. От конкретики, реальности, природы, практики. В абстракцию, виртуальность, культуру, теорию.

Скажете: «Но это необходимо – жизнь сейчас такая». Согласен, такая. И народу на порядки больше, чем рабочих мест, на которых что-то производят – от ракеты до растворимой каши, от ботинок до фильма. Остальным, получается, конкретика не очень-то и нужна. А суперабстракция – как воздух. Надо следить за стоимостью денег и других ценных бумаг. Надо непрерывно менять одни на другие после высказываний официальных лиц и забастовок неофициальных. Надо создавать ажиотажный спрос и оперативное предложение. Дел-то сколько! Ровно на всех остальных, кто ничего не производит, но продает, покупает, ссуживает, распределяет, предлагает, навязывает, регламентирует, оспаривает, анализирует. И обучает всему этому!

Как раз такое время сейчас называется «эпохой символической экономики». То есть – были дензнаки, а превратились – в денсимволы. А что за знаки за этими символами стоят  — уже не видно. Да и зачем морочиться? Лучше следовать давнишней уже психологической присказке «как-бы». Как-бы учиться, как-бы работать, как-бы общаться. И воспринимать все как чистую условность. При этом забывая, что это – условность. Веря на слово. А слово – оно ведь как писаный им закон: куда повернешь.

Поэтому нельзя современному ученику прививать вкус к предметной деятельности — а ну как захочет сам производить. Что ему, бедняге, в луддиты идти, с автоматами воевать? Лучше уж сразу сформировать живущего в абстракции. И работающего там же. Так  спокойнее – и ему, и нам.

Только вот незадача. Пока ребенок растет, в нем еще остается что-то природное. Что, собственно, и определяет рост изнутри. Не хочет, а все равно растет! Как взрослые не хотят, а все равно стареют. Вот эта досадная помеха мешает формировать ребенка таким, каким диктует общество. Все равно погрешности будут. Биологического толка. Но именно погрешности (а никакие не болезни!) и то лишь  с точки зрения настроенных на нужный им образовательный результат. Но не с точки зрения природы. Там это не погрешность, а вариация как основа многообразия, а значит – адаптивности вида. Но планировавший формирование в этот план, похоже, погрешность не закладывает! А сразу норовит дефекты разыскивать. И ведь находит! Потому что специалисты всякие ему в этом помогают – не зря же учились!

Педагоги, конечно, о таких вариациях знают. Хотя и не всегда распознают. А самая очевидная из них настолько привычна, что за вариацию не считается. Ведь из поколение в поколение самый лучший, самый способный ученик рано или поздно вырастает в кого? Правильно – в девушку или вьюношу. У которых, сами понимаете (на что никакого врачебного образования не нужно), созревает что? Тоже правильно! Причем – и в теле, и в уме. Отключить эту новую, непривычную, для ученика совсем ненужную функцию психолого-педагогическим путем, без хирургического вмешательства невозможно никак. А с наличием таких природных составляющих направление мышления неизбежно переключается. В лучшем случае – с физики на физика. Или с литературы на филолога. Если, конечно, пол и возраст соответствующие. А во всех других – вернуть мышление в сторону учебы требует титанических усилий!

Ну и что, воспринимаем мы такой природный финт как болезнь?

Поэтому и ставят себе педагоги начальной школы (пока из ученика еще природа с такой силой не выпирает) главную цель – научить ребенка учиться. Натренировать его слушать, слышать, отвечать, концентрироваться на задаче, самостоятельно делать домашние задания, работать над ошибками. И относиться к этому ответственно. Тогда в периоды переключения созревающего организма на другие, отнюдь не абстрактные объекты, учеба пострадает меньше.

Но это, понятно, идеал. А вокруг – сплошные реалии. В соответствии с которыми ребенок начинает систематически учиться не с семи лет, когда организм именно для этого созрел, а с трех-четырех. Ведь без систематической дошкольной учебы в школу не возьмут. Или возьмут, но в «очень слабый» класс. Потому-то и курсы подготовки к школе, на которые ребенка за пару-тройку лет до его полных семи  начинают водить, охоту к дальнейшей учебе отбивают начисто. Выходит, что первоклассник – он и не первоклассник никакой, а опытный учащийся, знающий про школу практически все и уже уставший от привычного хода учебной жизни с ее уроками и заданиями. Нам,  родителям, можно, конечно, рассказывать про «игровую форму занятий». Но, как ни крути, это уже не игра.

И как, скажите, научить учиться того, кто от учебы устал? Соблюдать правила – можно. А внутреннего интереса, если он потерян,  заново не создать.

Конечно, существуют талантливые педагоги, которые цепляют-таки почти потухший костерок интереса и тщательно его оберегая, не заваливая топливом, разжигают заново. Но не все же этаким талантом (помноженным на ангельское терпение и адский труд)  обладают! А если работать по программам – правилам – все, костер засыпан окончательно. И тогда приходится учить на стимулах – кнутах или пряниках – это уже не главное. Главное, не на детском интересе.

Без интереса – скучно. И лениво. В компьютере-телевизоре – нет. Во всем остальном – да. Скучающее поколение, которое мечтает поскорее вырасти, чтобы отстали с учебой. И при таком отношении учебой занимается формально. Про все слышали, видели, читали, ничем не удивишь, не заинтересуешь. В суть углубляться не интересно: для понимания нужно усилие. А зачем, если столько информации на поверхности. И в средствах этой самой информации все прозрачно – они проблему поставили, они же ее и растолковали!

Информация, как известно, без собственной переработки в знание не превращается. Потому что знание возникает в применении информации на практике. А практика – как мы тут рассуждаем – чисто символическая.

Вы резонно спросите: «Так что же делать? И возможно ли вообще с этим что-то поделать?».

Можно. И возможно. Умещается это «можно» во фразу, которую произнесла опытный главврач неопытному заведующему, который на дежурстве не стал вызывать коллег из другого отделения, а сам прооперировал их больного. Фраза эта: «Тачает сапоги сапожник…».

Да, лучше каждому заниматься своим делом. По отношению к детям – в первую очередь. Семья должна холить, лелеять, растить, поддерживать, обеспечивать. Детский сад  — оставаться теплицей, в которой семейный саженец окрепнет в общении и игре. «Началка» — первая по-настоящему учебная площадка молодняка, где научат на всю оставшуюся жизнь стремиться к знаниям и приобретать их своим трудом. Средняя школа – быть копилкой знаний, которые обязательно пригодятся всем в поколении. ВУЗ – кузницей кадров нужных обществу специалистов, наравне с колледжем и училищем.

Наверное, всё так и будет. Если доживем до эпохи космической экспансии. Чего без объединения человечества ожидать не приходится. И это значит – долго-долго еще дети будут учиться так же, как сейчас. А мы их заманивать радужными перспективами, потом понукать, потом лечить и тянуть на своем горбу в светлое будущее. Чтобы рано или поздно получить от них за это простое человеческое «спасибо»…

 

 

 

 

За пределами компетенции специалиста: 6 комментариев

  1. Эльвира

    САмое обидное, что эти в общем-то прописные истины попраны нынешнеми «преобразованиями» в системе образования (преобразования в образовании — неплохо звучит!). Чтобы качественно учить, надо самому в первую очередь верить в то, что всё это правильно и необходимо… А кто сейчас и во что верит? В многообразии школьных программ — сплошной разброд, если не сказать бардак… но учитель, как сетью опутан обязанностью соблюдать правила игры. Тесты, ЕГЭ, электронные дневники — скоро и школу посещать не будет необходимости, живое общение с педагогом сойдёт на нет, дистанционное обучение — электронное задание-электронный ответ!

  2. DOK Автор записи

    И поэтому, как ни крути, образование должно вернуться в семью. Имеется в виду не учение как таковое. А воспитание и поддержание у ребенка познавательного интереса, целеполагание (зачем и для чего учусь), выбор посильного образовательного маршрута. Хотя задача архитрудная при теперешнем развале традиционной семьи, но единственно в семье же и выполнимая — ведь кроме нас самих наши дети никому как люди, а не как винтики, не нужны.

  3. Эльвира

    Я всегда восхищаюсь родителями, которые не теряют интуитивную связь с ребёнком весь период его взросления и становления. Разговор на одном языке, искреннее участие в жизни друг друга, в какой-то момент пересечение интересов — ребёнок как губка впитывает знания и не теряет интереса к ним. ТОгда, как правильно Вы замечали, и подростковый возраст не переводит стрелки с авторитета родителей на чей-то другой, не всегда позитивный… Теоретически это понимаешь, но как на практике оказывается сложно — быт и прочие земные трудности… Поэтому с нескрываемым уважением и восхищением смотрю на тех сумел не потерять нить душевной связи с ребёнком.

  4. Эльвира

    Шагаем, Док, по программе 3 класса, окружающий мир: Закон сохранения энергии! Уже пройден! Что такое энергия — поди-объясни, а закон её сохранения уже нате — уясните, уважаемые третьеклашки. Разброд и шатание в школьной программе, аФФтАрам опусов по окр.миру — респект и уважуха!!! Глядишь и подойдём в средней щколе к тому, что 3-4-х обязательных предметов для изучения бедет достаточно, ведь астрономия с географией уже «пройдены» во 2-м, физика в 3-м… А кто ж по своей воле, как раз когда гормоны крышу сносить начнут, когда уже не «физика на уме, а физики» будет утруждать себя «лищними» предметами?..

  5. DOK Автор записи

    Вот тут и встает перед родителями задача: как уже сейчас понять склонности и интересы ребенка, чтобы направить его по его собственному жизненному пути. И в соответствии с этим — разобраться, какие предметы для этого пути важные, а на которые можно смотреть и сквозь пальцы.

    Оказывается, французские педагоги встали перед такой же проблемой в конце 50-х. У одного из них вычитал, в частности, такую мысль: «Современные научные знания вторглись в нормальное обучение, оттеснив его на задний план так, как будто кабан перепахал картофельное поле».

    Так что мы, вступив на новый путь развития, наступаем на те же грабли…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.