Архив автора: Korael

Откуда берется характер

Характер — это такой внутренний стержень, который есть у каждого. А вот как и откуда он появляется — это вопрос. Попробуем на него ответить.

Есть много индивидуально-типологических черт, которые у человека потенциально возможны. То есть они даны нам с избытком  на всякий случай, авось понадобятся. Проявляться эти черты будут в ситуациях, в которых именно с их помощью организм наиболее эффективно реагирует на возникшую проблему. Чем больше однотипных проблем, тем чаще и увереннее черта проявляется. Уже у эмбриона-плода функциональные системы организма начинают формировать типичный адаптационный ответ. Из них складывается темперамент — неизменное свойство высшей нервной деятельности, которое проявляется в скорости проведения, переработки нервного импульса, реагирования на него и в силе ответа.

Мы знаем про павловские сильные/слабые  и возбудимые/тормозные черты темперамента, которые современные физиологи разделили уже на 64 подчерты. Но сколько бы их ни было, они быстро и навсегда складываются у индивида как скелет поведенческого реагирования. И этот природный (потому что врожденный, хотя и сцементировавшийся уже после рождения) «скелет» становится основой, которая дальше будет определять особенности всех сторон поведения. И переделать этот скелет НЕЛЬЗЯ. Темперамент — это индивидуальная, пожизненная настройка организма на определенный темпоритм деятельности.

Для воспитания ребенка это имеет крайне важное значение. По той причине, что развитие как мы его понимаем, обязательно включает в себя освоение человеческого образа жизни. А это освоение происходит среди  окружающих ребенка людей. И он, вне зависимости от того, понимаем ли мы это, хотим ли мы этого или нет, берет от мира не то, что мы считаем для него нужным и полезным, а то, что нужно ему самому. И если это наше, «нужное и полезное» действительно ему нужно — ребенок его осваивает. Если нет — хоть убей, не будет. Или, если достанем — очень формально (старая поговорка про это — «слышал звон, да не знает, где он»).

А темперамент тут влияет на то, с какой скоростью, силой и продолжительностью ребенок занимается любой деятельностью — от еды до учебы. Три этих качества не переделать, а вот характер на их основе может быть уже разный. И это зависит от того, как темпераментальные особенности ребенка учитываются окружающими. От них ведь никуда не денешься, но можно по-разному с ними поступать.

У подвижных воспитывать недостающую усидчивость. У медлительных — стимулировать активность. У слабых развивать силу и выносливость. Сильным давать конструктивный выход этой силе. И при этом — использовать два варианта: выращивать или ломать-строить.

Если пользоваться первым — мы обязательно должны иметь в виду, что ребенок — это растительный гибрид мамы и папы. То есть он уже не осина или дуб, а новый сорт, который имеет, конечно, сходство с родителями, но вот как он себя проявит — заранее не известно. Поэтому внимательно наблюдаем, чего ему не хватает для роста в данный момент и вовремя даем это. И тогда критерием правильности наших родительских действий становится всеобщее удовольствие — ему хорошо с нами, а нам с ним. По мере его развития забот не убавляется, но мы к ним можем подготовиться заранее, изучив общие законы, по которым любое дерево должно расти.

А если мы строим-ломаем, тогда в голове совсем другое. Что воспитание ребенка — это строительство дома, которое идет исключительно силами родителей-подрядчиков-прорабов. Место под застройку застолбили, в котлован с арматурой раствор залили, с трудом дождались девять месяцев, пока схватится — и поехали подвозить материалы и складывать из них строение. Какое спланировали и утвердили заранее на совете директоров. Кирпич за кирпичом, блок за блоком, балка за балкой. И технадзор постоянный за следованием проекту. Чтобы в конце получилось выше всех, круче всех, крепче всех!

Знакомо? Ну и при чем здесь характер?

А характер — это как раз если дерево обнести железобетонной оградой и сверху крышу поставить. Сделав, конечно, щели для связи с внешним миром. Чтобы солнца-влаги-воздуха хлебнуть и закрыться. Чтобы, не дай бог, не захотелось кому-нибудь с корнем вырвать или на танке проутюжить. А дерево и в чистом поле, и внутри железобетонного строения имеет свой срок жизни. Только это — разные деревья и для разного они в этот мир появились. Одно — путника от дождя спасти, дать веток для костра. Другое — для эстетического удовлетворения бабушки и офисного клерка, стоя в горшке у них на подоконнике. Или — для нувориша — в цинской вазе.

Хорошо, что уже есть, из чего выбирать. Но выбирать все равно придется.

Кто ищет — тот всегда найдет!

Пожалуй, одна из самых важных наших рекомендаций для страждущих звучит так: «Ищите СВОЕГО лечащего врача».

А как искать, по каким критериям выбирать? Критерии, конечно, строго индивидуальны для каждого. Но есть один общий при всех вариантах выбора — необходимо, чтобы вы чувствовали к врачу доверие. И это главное.

Ну а как понять — возникло доверие к врачу или нет? Очень просто — если у вас не возникает желания перепроверять его объяснения и назначения с другими специалистами или на интернет-форумах — значит, доверяете. При этом такой врач не будет отнимать у вас свободу задавать ему «дурацкие» вопросы и раздражаться на ваше непонимание того, что он имеет в виду под словами «высокий клиренс креатинина», «теменно-премоторный синдром» или «авидность». Но будет готов объяснить смысл назначений именно для вас, а не для среднестатистического гастрита или катаракты.

А еще — был одинаково вежлив и предупредителен со всеми, а не только с «VIP-клиентами». Или, напротив, груб и бесцеремонен по отношению ко всем, включая эти же персоны.

Хорошо, и где же его искать такого, единственного и неповторимого? А везде, где врачи работают. Бытует мнение, что ученая степень и звание свидетельствуют о высшей квалификацию врача. Но это не всегда верно. Ученая степень и звание говорят о том, что врач досконально изучил теоретическую сторону какой-то узкой патологии и предложил дополнение к уже существующим способам ее коррекции. Это дает ему право преподавать студентам и продолжать научно-исследовательскую деятельность. В то же время это необязательно означает, что кандидат или доктор медицинских наук — лучший врач, нежели тот, кто ежедневно работает именно врачом и не думает о научной карьере.

Необязательно искомый вами врач должен быть обременен возрастом, опытом и сединами. А вот всегдашним интересом к пациенту — обязан. Молодой специалист, если он выбран на роль лечащего врача, будет набираться опыта вместе с вами. Важно при этом, чтобы он не стеснялся говорить вам «не знаю» и добавлять «сейчас выясню» (вообще-то и для убеленного сединами доктора это не зазорно, а, скорее, вызывает уважение). И чтобы для него не было «унизительным» договариваться о консультации для вас у своих более сведущих в каких-то вопросах коллег. Потому что у настоящего профессионала вне зависимости от возраста существует четкое понимание границ собственной компетентности. И от этого же — отсутствие безапелляционности в суждениях.

Ну и напоследок еще один, довольно-таки неожиданный совет: не ищите врача-супермена, пышущего здоровьем. Такие обычно во врачах долго не задерживаются — «сытый лысого не разумеет». Врач имеет право на болезнь так же, как и любая другая развивающаяся личность. А еще эта болезнь и ее преодоление может стать источником мудрости и понимания проблем пациента (как говаривал один мой знакомый врач, проводя анестезию перед вправлением перелома или вывиха: «Делаю как себе»). Недаром одна из книг  блестящего ученого, врача и честного священнослужителя В.Ф.Войно-Ясенецкого носит название: «Сила наша в немощи совершается»…

О правде по правде

На что ни обратишь внимание — в сети, печати, на радио, тв — всюду сплошные обсуждения всего. Везде задается некая тема, про которую кто-то прилюдно спорит, а кто-то голосует по смс. Вроде бы правду хотят выяснить, к консенсусу прийти. Страсти кипят, народ отрывается не хуже, чем на корриде. Ну и где же эта правда в результате?

Все дело в том, что понимается под правдой. А их получается много, раз дело это до драки порой доходит.  Потому что правда — предмет сугубо индивидуальный. И зависит от собственной кочки зрения субъекта, принимающего сей предмет за правду. Как раз с этой-то кочки что-то видится правдой, а что-то — чушью. Сколько кочек, столько и правд. А общей нет и не ожидается. Парадокс — правды есть, а правды — нет!

Получается, что правда — это то, во что сейчас веришь (слово «vera» по-латыни и означает «»истина») лично ты сам. Чушь — это во что не веришь, что вызывает отторжение, не впихиваясь в привычную схему. Не факт, что они завтра не поменяются местами.

Вот, к примеру, употребляемые к месту и не к месту понятия «развитие», «духовный рост». А есть ли они на самом деле? То что наблюдается — это, скорее, охота за ними. Очень напоминающая погоню за собственной тенью — ты за ней, она — от тебя. За чем только человек при этом не гоняется — за успокоением, за признанием, за страданием, за единением, за властью (если не над другими — так над собой — суть от этого не меняется). И остается вечно неудовлетворенным — всегда найдется кто-нибудь, у кого есть то, чего нет у тебя.

А развитие, похоже — в очень болезненном и неприятном осознании собственных непреодолимых ограничений. Которое — к слову сказать — может остановить попытки пробить головой стену и направить-таки взор на открытую дверь.

Вспоминается, как один приятель по бойцовскому клубу, к слову — очень продвинутый боец — долгое время отказывался сдавать на пояс. Уперся — не буду, пока на шпагат не сяду.  Соревнования сам выигрывал, неплохую команду подготовил, ребята разряды получали, а он — ни в какую. Пришлось затаскивать на рентген тазобедренных суставов и показывать, почему шпагат у него не выйдет никогда. В скором времени обмыли пояс.

Так что отправляясь на поиски нового направления развития, стоит задуматься — а чем теперешнее не по нраву. И если в результате ответа на этот вопрос в итоге получаешь — скука,  рутина, непонимание окружающих, безденежье — значит не развиваться ты хочешь, а повышать рейтинг в социобиологической иерархии. Что вообще-то свойственно всем живущим. Только животные это делают естественно, а нам для себя обязательно высшую цель придумать  надо.  Чтобы хоть по отношению к нечеловекам почувствовать свое превосходство.

Вот откуда разные слова про одно и то же у себя и у остальных (животных, людей — дело десятое). Я работаю, все кругом дурака валяют. Я под сигарету судьбоносные решения принимаю, другие — языками чешут. У меня отношения, у других — секс. Я бытийствую, остальные существуют. Тогда я на коне. Пусть и в гордом одиночестве.

Или — строго наоборот. Тогда я жертва. Которой без развития — вообще никуда.

Хорошее слово развитие, удобное. Для профессиональных помощников в этом деле, готовых со всех сторон оказать свои услуги: хочешь — традиционные — религиозные, оккультные, хочешь — новоявленные — психологичекие. Хотя все до единой современные психотерапевтические концепции построены на древних философско-религиозных традициях даосизма, буддизма, индуизма, греческих мистерий. Посему, как веревочке ни виться…

Так что лично я (читай — именно сейчас) в слова «духовный рост» и «развитие» не верю (читай — считаю неправдой). И вслед за неизвестно, существовавшим ли наверняка, любимцем графа Толстого Лао-Тсе, повторяю — «Там где появляются слова — там исчезает Дао».

Посему — можете считать все здесь написанное — очередной ложью!

Не люблю я сотовый

Конечно же, не в этой штуковине дело. А в том, что происходит, когда она начинает мурлыкать.

Логика простая — мурлычет — значит ты кому-то понадобился. А кому может понадобиться врач? Правильно, тому, кто хочет  срочно вызнать про своё вдруг испортившееся самочувствие. И тут есть разные варианты.

Кому-то резко поплохело и он звонит, чтобы пошатнувшееся здоровье поправить. Или хотя бы успокоиться, что в целом не полный ещё кирдык. Ну, это ладно, дело нужное: сказано — сделано.

Хуже, когда дело вроде бы серьезное и звонящему явно нужное. Но когда понимаешь, что он тебе звонит, потому что ему просто лениво вызвать врача на дом — отношение складывается понятно, какое. Ну и уже не удивляешься, почему он на тебя обижается, когда ты ему про вызов на дом говоришь — халява из под носа уходит!

А есть звонки — ну как про это помягче сказать — не знаю даже. В общем, на том конце провода кому-то надо показать свою крутость перед кем-то. И он там тебя по сотовому при всех набирает — смотрите, какие специалисты у меня в кармане — сейчас всё вам про ваши болячки выдадут! То есть ты и не нужен там вовсе как специалист. А нужен как показатель крутости того, кто может так вот запросто тебя задействовать. Потому что вопросы при этом обычно задаются идиотские. Ну и ответы на них — соответствующие.

Противно, что такое себе позволяют очень не посторонние люди. Близкие и даже родные. Им там свой рейтинг поднять нужно, а Виагра кончилась — но тут ты, в списке нужных людей! Вот и выручай!

И еще один вид звонков, отвечать на которые в лом. Не потому что жалко ответить. Жалко — что в никуда. Это когда позвонят, ты всё подробно объяснишь, он там всё запишет, а потом перезванивает — что дальше-то? — не помогает. А ты всё сделал? Ну, ты знаешь, этого не было, это не получилось, бумажка, на которой записывал, куда-то запропастилась. А почему звонишь через месяц, когда всё должен был сделать в три дня? Да не до этого, если честно, было: у собаки роды сложные, у тестя юбилей, а мы сегодня только с отдыха возвращаемся, вот и звоню.

Тут-то они и пробиваются, эмоции. Потому что — зачем спрашивать, если не делать? На вопрос этот, в-общем-то, простой, ответить никто не может. Или не хочет?

Понятно теперь, почему не люблю я сотовый? Да, правильно — потому, что с его помощью из меня делают канализационный сток. Телефон замурлыкал — готовься к проблемам. Можно по пальцам пересчитать звонки с хорошими  известиями. А уж таких, когда за этими известиями не следуют какие-то просьбы — вообще не бывает!

Наверное, для молодого, начинающего врача такая коммуникация — благо: знаний через край, сил и энтузиазма — тоже.  Так что сеять разумное, доброе, вечное направо и налево — легко. Плюсы — ты нужен, ты в центре событий, ты состоёвываешься как врач, завоёвываешь собственную аудиторию. И приятственно, и пользительно. До тех пор, пока не начинаешь понимать, что слив, который так вот организовывается, превращает тебя в человека, рассматривающего небо через… ректороманоскоп…

И тогда начинаешь сопереживать гинекологу из старого анекдота, который только что вышел после трудового дня на улицу: «Солнце! Небо! И — лица, Лица, ЛИЦА!»

Что характерно — на материал отреагировали те люди, к которым написанное отношения не имеет!