Прокрустово ложе

Так или иначе, наши картины мира состоят из разных ячеек, в каждой из которых есть что-то конкретное. Дом, семья, работа, хобби, да мало ли чего ещё. Они, эти ячейки, наполнены пониманием, что правильно, а что нет, как там должно быть все устроено и на каких местах находиться, а на каких не должно. В зависимости от ситуации, мы больше внимания уделяем одним ячейкам — аврал на работе, ребёнок родился -, а другим, соответственно, меньше. Но при этом помним об их существовании и не теряем надолго из виду. 
Это позволяет стабилизировать систему отношений — ведь все эти ячейки наполнены людьми, которые и создают вместе с нами семью, рабочий коллектив, группу по интересам и т.д- и своевременно и адекватно реагировать на её изменения. То есть вещь, несомненно, нужная. Она при этом открыта и динамична — ячейки могут увеличиваться или уменьшаться, появляться новые, внутри ячеек может меняться система отношений.
Но существуют люди, у которых такая ячеистая конструкция должна, просто обязана быть абсолютно стабильной. От начала и до конца. Без каких-бы то ни было изменений. Количество ячеек может быть любым, самое главное, что раз и навсегда имеющееся у человека отношение к каждой из них неизменно. То есть сами ячейки должны быть навсегда определенными, абсолютно понятными и функциональными. Подушка — это для того, чтобы спать, поэтому должна лежать только на кровати. Зубная щетка — в стакане на раковине. Начальник всегда должен быть в пределах досягаемости и оперативно разрешать проблемы. Мама должна благополучно жить сама, не вмешиваться, но по свистку мчаться сидеть со внуками. 
И так каждый предмет и каждый человек. Он обязан быть на своём месте и делать все в пределах строго для него отведённой роли- функции. И должен ожидать к себе строго дозированного и определённого для этой функции внимания и отношения. 
А если он не хочет (человек, конечно)? Или не может (взял и заболел, или уволился, или развёлся)? Ну не укладывается он в прокрустово ложе, которое ему определено тем, кто это прокрустово ложе создал? 
Всё, для него больше пространства и времени в жизни прокруста не существует. То есть человек просто перестаёт существовать во всех его новых, но не функциональных ипостасях.
Да, может быть, при близком общении прокруст упрямо будет стремиться запихнуть его назад. И злиться, что не запихивается, и ненавидеть. Скрывая ненависть под личиной игнорирования. И тут самое главное — его категорическое нежелание (или неспособность? но он вряд ли в себе это признает) раздвинуть рамки, поломать раз и навсегда созданный им стереотип, выйти за пределы удобной и незатратной для него модели отношения к этому человеку.
Нежелание такое связано с тем, что в его жёстко затвержденной картине мира главное — это он сам. И мир должен ему давать — силы, знания, чувства, заботу, помощь — а он не должен миру ничего. Он — берущий, благосклонно принимающий от мира. И если какая-то ячейка перестаёт давать, а тем более, если просит чего-то сама — вот тут она и становится негодной. И из неё надо вытряхнуть привычно даваемое любой ценой, а если не получается — выкинуть за ненадобностью.
Кажется жутким? Увы, но это правда. Просто получается, что какие-то люди в своём отношении к миру застревают в возрасте не старше трёх месяцев. В остальных — когнитивных — параметрах — речь, восприятие, интеллект — развиваются, и вполне успешно. А в плане рефлексии, способности к сопереживанию, эмоциональной самоотдаче — почему-то нет. Такими и остаются. И упорно запихивают окружающий мир в прокрустово ложе своего индивидуального, одному им ведомого комфорта. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *